?

Log in

Предыдущий пост | Следующий пост

"Шум времени"

Удивительность этого романа, прежде всего, в том, что он закрывает дыру — огромную — между "Доктором Фаустусом" и "Землей под ее ногами". Манн написал о музыке 19 века: на ней лежит тень исполина, и эта тень дала возможность расцвести огромным талантам, на что и не каждое солнце способно. Призрак венской школы будет долго бродить по Европе — это потом, потом Рушди напишет про мутную волну рок-н-ролла, поднявшуюся с низов и туда же низвергнувшуюся, смыв последнюю позолоту с оркестров. Барнс же пишет о той зыбкой промежуточной ступени, когда музыка стала вырываться из объятий гармонии. Стравинского уже освистали, грохает медью джаз — а значит, настало время разгромить и Шостаковича.

Барнс не щадит никого из великих — ни самого Шостаковича, ни Сартра, ни Вагнера, ни Шоу. Великий художник может быть плох, слаб душою. вот основной посыл. Но к Шостаковичу Барнс относится с симпатией, и эту слабость ему прощает.

Но, но — ради чего затевалась вся это квазирецензия — главным остается то, как Барнс пишет о музыке.

"Всех переплюнул Тосканини. Вживую этого дирижера он не видел – знал его только по записям. У того все было не так: темп, дух, нюансировка… Тосканини рубил музыку, как винегрет, да еще поливал отвратным соусом."

Любой может взять тонику, но талант состоит в способности определить, когда именно это нужно сделать.