?

Log in

Предыдущий пост | Следующий пост

Релиз-прощание. Релиз потому, что это вряд ли можно назвать самостоятельным альбомом, но и сборником the best of — еще меньше.

Если вот так глянуть, через плечо, то эпоха титанов закончилась именно в 94-м (при всей моей любви к Muse, именно в этом году собравшимся, и при всем уважении к титанам, еще не почившим на лаврах). Неважно, возьмете вы The Division Bell или «MTV Unplugged in New York». Сейчас юные люди не творят себе кумиров, но в этом не столько их заслуга, сколько неспособность "кумиров" стать выразителями чаяний поколения. Поэтому 15-летние пареньки натягивают футболки с Металликой — все преходяще, а Металлика вечна, и если ты еще не kill 'em all, это опять же не твоя заслуга.

Можно называть The Endless River автотрибьютом. Можно монументом самоцитирования. Но факт такой простой, как три аккорда: альбом (ох, да, конечно же, альбом!), в котором из восемнадцати трэков только один — с текстом, стартует с первой строчки в британском чарте, и для этого мало одних только заветных слов Pink Floyd на обложке, тем паче, что их там и нет.

The Endless River состоит по большей части из материала, который был написан во время подготовки The Division Bell, но это нисколько не объясняет того, что слушается он, как старый добрый Atom Heart Mother.

Практический полностью инструментальный, начинающийся трэком Things Left Unsaid и оканчивающийся единственным трэком со словами Louder Than Words (что выглядит такой упоительной игрой то ли в иронию, то ли в последнюю степень серьезности), The Endless River можно назвать квинтэссенцией сути Pink Floyd. Там уже нет ни Барретта, ни Уотерса (которого я люблю больше всех), ни Райта (памяти которого и посвящен альбом), но все же — они — там — есть. В It's What We Do, напевая которую, вдруг продолжаешь призывать по старой памяти: "Shine on, you crazy diamond!" Этот альбом вообще такая игра в угадай. Угадай, к чему отсылает тебя Autumn '68, а к чему — Anisina.

Rolling Stone ограничились доволько короткой рецензией, справедливо полагая, что нечего тут писать, нужно слушать. А Forbes неожиданно решил пофилософствоватьIn an on-demand era such as ours, how did a band so distinctly out of yesterday top (or nearly top) today’s album charts with such meandering, brooding, and above all, instrumental music? There’s an obvious and easy answer: by being Pink Floyd. Fine. But if we accept this answer, we have to ask another series of questions: What does that even mean? What made Pink Floyd so iconic in the first place?

И отвечает на этот вопрос так: If there are two essential ingredients to Pink Floyd, I’d reckon they’d be 1) the aforementioned minor blues, and 2) Englishman telling you, over and over and over again, that you are going to die.

Все это отдает каким-то мещанством. Тринадцать лет назад Кастальский уже ответил на этот вопрос однозначно и недвусмысленно: "Пластинка Pink Floyd имеет начало и финал, — все, что между ними, не задерживается фильтрами сознания, потому что "все, что посередине" имеет ту же природу, что и сознание."

Потому что Pink Floyd — Pink Floyd это сама Музыка и есть.